В Пхенчхане завершились Олимпийские игры 2018 года

Через сутки после того, как погас Олимпийский огонь, мало что напоминает в Корее о только что прошедшей зимней Олимпиаде. Корреспондент рассказывает, какими получились эти Игры, и пытается предположить, что на них приобрела и что потеряла Россия.

В понедельник олимпийский Каннын (200-тысячный город на берегу Японского моря, где прошли все состязания на льду) вернулся к «мирной жизни». Еще накануне кипевшие объекты стремительно опустели. Это похоже на апокалипсис: пустынные павильоны технических служб и пресс-центров с разбросанными бумагами и недоеденной лапшой, покинутые будки секьюрити, сиротливые шлагбаумы блок-постов. Вокруг олимпийского парка вновь открыт доступ личному транспорту, а на прилегающие поля вышла сельскохозяйственная техника – готовить почву к посевным работам.

В этом корейская Олимпиада неуловимо похожа на сочинскую: инфраструктуру прибрежного кластера «влепили» в крестьянский пейзаж, тот недовольно потеснился, но никуда не ушел.

Это были Игры контрастов: метрах в двухстах от остановки электробаса, что у главного входа на территорию – покосившиеся бедняцкие лачуги с разваливающейся крышей, лежанки дров, ветхий заборчик, простой люд в неприглядной харчевне удивленно косится на редких уже иностранцев.

В хоккей играли для приезжих, местным от фигурного катания и коньков ни жарко, ни холодно. У них своя головная боль. Еще одна параллель с российской действительностью открылась во время вечерной прогулки по местам «былых сражений». Возле арены для керлинга частично сняли зеленый забор, явно что-то тщательно скрывавший. Оказалось... свалку и неприглядные складские помещения! Все совсем как у нас: если невозможно исправить, — спрячем от посторонних глаз.

Кое-где уже меняют «декорации» на паралимпийские, в магазинах атрибутики место тигренка Сухорана занял медвежонок Пандаби. Кстати, цены на олимпийскую символику не просто кусались – готовы были отгрызть руку, потянувшуюся было за кошельком. И все равно зарубежные гости скупали безделушки, которым едва ли найдут достойное применение по возвращении домой.

На протяжении этих двух с половиной недель жутко мучил вопрос: что дала Олимпиада местному населению? Пристал уже после того, как олимпийский огонь погас. В целом жители Каннына позитивно приняли Игры.

Оппозиционно настроенных не нашлось: убеждали – кто с оговорками, кто без – что проект для региона нужный, хотя и затратный.

Среди плюсов каннынцы отметили приезд многочисленных иностранцев, которые с готовностью оставляли обмененные воны в кафешках и магазинах, на по-азиатски чудных рынках и спортивных аренах.

При этом в социальную сферу правительство что-то и недодало, добавляли собеседники. Но всем мил не будешь...

Всюду ощущалось, что Корея усердно готовилась к встрече гостей из-за рубежа. Однако не обошлась без проколов. Откровенно смутили две вещи: во-первых, поголовное незнание таксистами и волонтерами английского языка. Такое невозможно представить на любых предыдущих Играх, но здесь было в порядке вещей. Хотя бы немного понимал и худо-бедно изъяснялся лишь каждый четвертый – без преувеличения.

Поэтому чтобы растолковать болельщику или журналисту логистику маршрута, корейцы подчас собирали целую комиссию.

От каждого по словечку – и ответ готов.

Второй стопроцентный минус, который нуждается в серьезной корректировке, — организация дорожного движения. Даже по московским меркам здесь ездят опасно, неуважительно, рискованно и просто дико! Если нас дисциплинировали камеры и штрафы, то в Канныне для водителя в порядке вещей проехать на красный, обогнать через двойную сплошную, развернуться через нее. И абсолютно никто не останавливается на неконтролируемом пешеходном переходе («зебре»).

Идти, игнорируя авто, как зачастую происходит в России, -— смертельно опасно. Здесь дожидаются, пока иссякнет поток машин, и лишь затем быстренько перебегают дорогу. В той же Москве, где непропуск пешехода карается штрафом в 2500 рублей, такое уже немыслимо.

Много писалось, что к зимнему спорту корейцы остались по большей части равнодушными. Целые кварталы вымирали, только когда в Ледовом зале Кёнпхо проходил шорт-трек. Каннынцы и жители пригородов, среди них и мой радушный хозяин гостевого дома в рыбацком Сачеон-мьоне, садились в машины и отправлялись в путь, демонстрируя билеты по $550 – отнюдь не на вип-места.

То есть, попасть на Олимпиаду было недешево. Специально интересовался: средняя зарплата в Корее, по крайней мере, в провинции Канвондо, составляет $1900 в месяц.

Не в последнюю очередь из-за ценовой политики значительная часть состязаний проходила при полупустых трибунах. Аншлаги последовательно собирало только фигурное катание. На хоккее, даже на решающих матчах, свободные места имелись в избытке. Про горный кластер вообще промолчим. Если в Сочи-2014 россияне валом валили на прыжки с трамплина и двоеборье, сани и фристайл, сейчас многие старты остались корейцами незамеченными.

В общем, информация оргкомитета о высоком уровне реализации билетов и более чем миллионе зрителей – всего лишь лукавство с целью подогнать решение под условия задачи. Как и слова Томаса Баха о том, что Игры, дескать, прошли без России. Так должно было произойти из-за наложенного наказания, но не случилось. На многих состязаниях флагов нашей страны оказывалось намного больше, чем каких-либо других. А олимпийский хоккей и вовсе говорил исключительно по-русски.

России в Пхенчхане-2018 было в избытке, причем самой разной – от Питера до Владивостока. А на церемонии закрытия наши шокировали всех остальных, затянув нараспев название страны во время паузы, возникшей после парада спортсменов.

Самый важный момент Игр-2018 для автора этих строк случился в предпоследний день в финальной пульке параллельного гигантского слалома у сноубордистов.

Во время гонки россиянки Милены Быковой и Даниэлы Ульбинг из Австрии прямо на трассу выбежала белка. Очевидцы притихли: испуганное животное бросилось наперерез австрийке.

Столкновение казалось неизбежным, доска переломала бы несчастной зверушке хребет...

К счастью, белка не стала первой жертвой Олимпиады. Невидимая сила развела обитательницу близлежащего леса и сноуборд Ульбинг буквально на миллиметры. Будем надеяться, пхенчханской белке повезло больше, чем колумбийской сове, которая несколько лет назад имела неосторожность спикировать на газон стадиона во время футбольного матча и получила пинок от панамского игрока Луиса Морено. Инцидент закончился для птицы летальным исходом – позже она умерла от перенесенного шока и полученных травм.

Как и та белочка, российская команда прошла по самой грани. В начале имели место несколько потенциально скандальных заявлений атлетов. После «инструктажа» ребята стали осторожнее. Затем случился допинг Александра Крушельницкого и Надежды Сергеевой.

Благо для России, в МОК оказались способны различать допинг (средство, оказывающее прямое влияние на спортивные показатели) и медицинские вещества, попавшие в стоп-лист WADA. Поэтому для керлингиста и бобслеистки все ограничилось личными санкциями.

Проецировать их положительные пробы на всю делегацию не стали – надо сказать, к большому неудовольствию некоторых последовательных критиков России, таких как бывший глава WADA и член МОК Ричард Паунд.

И все же случаи Крушельницкого и Сергеевой легли в основу комитетского решения о пролонгации отстранения ОКР. Не исключено, что имелись и другие причины. Например, на последние олимпийские дни в Каннын приехал глава этой организации Александр Жуков, продолжающий находиться под санкциями МОК.

На соревнованиях он был в качестве простого зрителя (главным официальным лицом России на Играх-2018 считался Станислав Поздняков) и скандала не вызвал, однако международные чиновники могли и обратить внимание на игнорирование собственных постановлений.

Надгосударственные институты долго негодовали по поводу категорического отказа российской стороны признать собственные прегрешения по части допинговой системы в Сочи-2014. Да, на словах солидарность с требованиями WADA и МОК так и не прозвучала.

Но, согласившись на все выставленные условия, аккуратно их выполняя, да и вообще своим приездом на Игры Россия не словом, но делом, кажется, признала былые проступки и готовность исправиться.

Так закоренелый двоечник-хулиган в конце триместра огорошивает учителя впервые выученным уроком и внезапной прилежностью – потому что хочет удовлетворительную итоговую оценку.

Бесспорно, главное сокровище прошедшей Олимпиады – это люди. В широком смысле – волонтеры, пусть и с плохим английским (кстати, приятно поразило наличие добровольцев из России, знающих международный язык куда лучше).

В более узком – атлеты. Пхенчхан-2018 открыл всей стране новых героев. Запоминающимся событием стало выступление «корнета» Никиты Трегубова в скелетоне, прекрасного в своей простоте «парня из соседнего двора» — акробата Ильи Бурова, обладателя четырех (!) медалей в лыжах Александра Большунова, у которого в 21 год чувствуется харизма, жесткость лидера и одновременно свойственная юности прямота суждений.

А фигуристки... Дуэль Алины Загитовой и Евгении Медведевой будут вспоминать и через десять лет, в этом можно не сомневаться. Наши девочки были волшебны, и жаль, что жюри не присудило каждой по золотой медали, как это было в Солт-Лейке 16 лет назад в случае с парами Ирина Бережная / Антон Сихарулидзе и Жами Сале / Давид Пеллетье.

Источник