Без блатных и беспредела: что ждет Кокорина и Мамаева в колонии

В ближайшее время осужденные по делу о драках в центре Москвы футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев будут перенаправлены из СИЗО в колонию общего режима. Спортсменам будет сложно добиться условно-досрочного освобождения. Мы — о том, что ждет Кокорина и Мамаева в колонии.

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев, осужденные по делу о драках в центре Москвы, в ходе которых пострадали чиновники Денис Пак и Сергей Гайсин, а также водитель ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталий Соловчук, готовятся к отправке в колонию общего режима. С октября прошлого года спортсмены, а также брат форварда «Зенита» Кирилл Кокорин и детский тренер Александр Протасовицкий находятся в изоляторе временного содержания.

8 мая суд признал их виновными в хулиганстве и причинении вреда легкого вреда здоровью, назначив братьям Кокориным наказание в виде 1 года и 6 месяцев заключения каждому, а Мамаев и Протасовицкий получили по 1 году и 5 месяцам. Поскольку они уже отбыли часть срока в СИЗО, футболисты выйдут на волю ориентировочно в ноябре и декабре 2019 года.

Другой вопрос, что апелляции футболистов были отклонены, а это значит, что в колонию им в любом случае предстоит отправиться. Но не все так плохо, поскольку там условия зачастую лучше, чем в изоляторе.

Футболисты сразу после приговора написали заявление, что не будут ходатайствовать об отбывании всего срока в СИЗО, хотя день там засчитывается с более высоким коэффециентом. Адвокат Геннадий Смагин подтвердил, что осужденным в колонии намного легче.

«Станет веселее и проще. В колонии больше общения и спокойного передвижения, а не просто нахождение в камерах, есть спортивные площадки. Касательно УДО. Они должны пробыть в колонии не менее трех месяцев. В некоторых местах — от шести. Дальше администрация ИК может выйти с ходатайством об условно-досрочном освобождении», — приводит слова Смагина.

Главное отличие колонии от СИЗО – больше свободы. Заключенные живут не в классических камерах, которые находятся в тюрьмах, а в бараках, где вместе с ними находятся от 10 до 50 человек. Они могут получать посылки от близких и пользоваться телефоном в отведенное им время, а также телевизором. По словам Смагина, Кокорину и Мамаеву не стоит опасаться «блатных», поскольку, как он отметил, это миф.

«Прежде рассказами про блатных пугали — теперь это все ерунда. В колониях сидят такие же люди. Потом у них наверняка будет группа поддержки — мужики, которые болеют за их команды. Еще лучше, если руководство ИК больно футболом. Тогда не исключаю, что устроят внутренние соревнования. Ребятам это пойдет только на пользу», — сказал юрист.

В «Бутырке», кстати, пользовались известностью футболистов, организовав мини-турнир по футболу среди заключенных. Правда, принял участие в нем только Мамаев, а Кокорин отказался из-за травмы колена. Что касается игрока «Зенита», то, судя по всему, условий для правильного восстановления у него не будет и в колонии, но не только из-за низкого уровня медобслуживания. Проблема еще и в том, что если в СИЗО футболисты теоретически могли питаться едой, которую им приносили друзья и родственники, то в колонии с этим все обстоит хуже. Питание там, как рассказал Смагин, оставляет желать лучшего.

«Не как у мамы, но и не как раньше в ГУЛАГе, где порой селедкой кормили и воду не давали. Во всяком случае, те, кто сидел без поддержки с воли, с голоду не умирали. А Кокорин и Мамаев будут получать посылки. Отправляют обычно чеснок, сало и прочие нескоропортящиеся продукты. Еще сухую колбасу, фрукты, конфеты, по остальному смогут на месте решить вопрос», — подчеркнул он.

Почему Кокорина и Мамаева отправили в колонию, а не в тюрьму? Дело в том, что это – принципиально разные вещи, однако не все это понимают. В тюрьму отправляют только рецидивистов или осужденных за особо тяжкое преступление, иными словами — людей, шанс на исправление которых крайне мал. Случай футболистов под этот критерий не подходит.

В колонии спортсмены смогут относительно свободно передвигаться, развлекаться (посещение библиотеки и клуба, если таковые имеются), работать и даже получать зарплату, ходить в столовую, а также пользоваться возможностью большего количества свиданий. Кроме того, в качестве сокамерников у них будут не убийцы и насильники, а, как сказал Смагин, «такие же люди, как и они».

Проще говоря, контингент приятнее. В этих условиях больше вероятность, что Кокорин и Мамаев смогут нормально общаться с другими осужденными. Для братьев Кокориных важно и то, что их могут определить в одну колонию.

Интересное о свиданиях. Их два типа – короткие и долгосрочные. С первым видом все понятно, а вот если родственник пользуется вторым, то в колонии живет практически как в гостинице. Условно говоря, человек приезжает на три дня, ему выделяют комнату (с кухней, душем, туалетом), и если осужденный не задействован на работе, то все время проводит с близким. Плюс ко всему, нет ограничений во встречах с адвокатом.

Что же о работе, то заключенный вполне может и отказаться. Однако, как рассказал Смагин, чаще всего люди сами о ней просят, чтобы время пролетело быстрее. Сферы деятельности – самые разные, но которые в обычной жизни спортсмены вряд ли бы освоить.

«Например, есть пошивочные цехи, где-то железобетонные изделия делают. Некоторые заняты в подсобном хозяйстве: кое-где держат и скотину, и приусадебное хозяйство с теплицами, помидорами, огурцами, редиской, петрушкой. Многие занимаются деревяшками — сами делают и нарды, и шахматы, и поделки различные. В лагерях сидит много людей с золотыми руками. Если в ИК, куда попадут Кокорин и Мамаев, будет адекватное руководство, а сами ребята не станут козырять чем-то или вести себя как-то неправильно, то у них все будет нормально», — уверен Смагин.

В какую именно колонию попадут Кокорины и Мамаев – неизвестно. Ожидается, что этапирование произойдет в эту неделю в один из ближайших к Москве регион. Однако в колонии футболистам действительно должно быть легче, поэтому для них это, грубо говоря, к лучшему.

Источник