«Нарушения все еще есть»: Колобков рассказал о допинге в России

Министр спорта России Павел Колобков на полях Восточного экономического форума в интервью рассказал об актуальных темах в российском спорте. В частности, политик высказал мнение относительно ситуации с осужденными футболистами Александром Кокориным и Павлом Мамаевым, коснулся вопроса перспектив сборной России на предстоящей Олимпиаде в Токио и оценил возможность ужесточения антидопинговой работы.

— Сборная России по футболу давно не попадала на Олимпийские игры, хотя наша страна является двукратным чемпионом Олимпиад по футболу. В Токио наши молодые футболисты снова не квалифицировались. Будет ли Минспорта отдельно работать над возвращением российской футбольной сборной в финальные турниры Игр в дальнейшем?

— Нельзя отделять российскую олимпийскую команду от развития футбола, всех других команд, потому что есть достаточно много команд различных возрастов, это те же игроки, в основном молодые ребята. К сожалению, с 1988 года наша команда ни разу не отбиралась на Олимпийские игры. Но нужно заметить, что Олимпиада – это особый турнир, и олимпийская футбольная команда – это особая команда, потому что нигде таких команд не встречается. Я знаю, что ведутся обсуждения вообще о целесообразности существования олимпийских футбольных команд.

Так что более правильно говорить о развитии футбола в Российской Федерации в целом, потому что наши команды в финальные команды в турниры по различным возрастам не так часто попадают. Будут попадать в финальные стадии чемпионатов и там успешно выступать – тогда будет и олимпийская команда. Это будет достойно.

— Как подтянуть футбольные команды?

— Это часть программы развития футбола, которая утверждена на правительственном уровне. Мы разработали и стратегию развития футбола. В рамках государственной программы и федерального проекта «Спорт как норма жизни» есть раздел о развитии футбола. Совместно с федерацией мы создаем координационный совет, который будет следить за развитием этой программы. Разрабатываются современные методики для работы с футболистами, сейчас мы разработали концепцию развития региональных детских футбольных центров, в ближайшее время мы ее представим. Одновременно решаем вопросы по единой методике подготовки тренеров, присвоении им квалификационных категорий, требований для детских тренеров, тренеров команд. Параллельно с этим работаем над системой соревнований, как любительского, так и детско-юношеского и профессионального.

— Скоро закончится срок заключения футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева. Кроме того, громко обсуждались истории с алиментами Глушакова и Аршавина. Планируется проводить «моральную» профилактическую работу со спортсменами, чтобы они не попадали в подобные истории?

— Запретить разводиться и не платить алименты мы же не можем. Это жизнь, а в жизни все случается, ведь футболисты – такие же люди. Просто внимание к ним большое. Другой вопрос состоит в том, что общественное мнение искусственно подогревается. С учетом скорости распространения информации и особенно пристального внимания именно к таким аспектам жизни звезд – а футболисты являются звездами – это объяснимо.

Честно сказать, я бы эмоциональный подход к этому изменил, попроще бы к этому относился.

Меня больше интересуют позитивные моменты, вопросы развития спорта, а личная жизнь отдельных спортсменов – не очень.

— Существуют ли некие медальные прогнозы перед Токио-2020? Каких результатов ожидаете от Олимпиады?

— Есть программа подготовки к Токио-2020, как и к любой другой Олимпиаде, которая формируется путем анализа выступлений на предыдущих Игр и чемпионатах мира. Потом мы совместно с федерациями разрабатываем целевые комплексные программы, где прописываем показатели. Соответственно, федерации финансируют сборные. Наша самая важная задача с точки зрения спорта высоких достижений – это попадание в тройку призеров общекомандрного зачета. Для каждой федерации есть определенные задачи. Считаем, что если мы все выполним, то попасть в тройку призеров реально.

Это уровень примерно 22-23-25 золотых медалей и примерно под 70 медалей в общем зачете.

Эти цифры в последний олимпийский цикл сохраняются примерно на этом уровне. Но сейчас очень большая конкуренция в спорте, появляются новые спортивные центры, во многих странах большая конкуренция и по отдельным видам спорта. Надо сказать, что по сравнению с олимпиадами 70-80-х и даже 90-х годов спорт стал более активно развиваться, многие страны выбирают спорт как способ своего продвижения даже с политической точки зрения. Но я считаю, что даже в этих условиях попасть в тройку призеров нам по силам. Планы подготовки выдерживаются. Остался год, список кандидатов понятен, список дисциплин, в которых мы можем получить медали, тоже понятен. Главное – подойти к Олимпиаде в лучшей форме.

— Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) до сих пор не восстановлена в своем статусе. В Рио в 2016 году от нашей сборной выступала только Дарья Клишина. Чего нам ждать в Токио?

— У нас впереди еще чемпионат мира и совет Всемирной федерации легкой атлетики, где будет решаться этот вопрос. В любом случае, наша легкая атлетика будет представлена на Олимпиаде. Спортсмены, наши многие лидеры будут допущены до чемпионата мира. В течение года будут идти на Олимпийские игры.

Надо сказать, что последние годы, когда наши спортсмены были ограничены в доступе к международным соревнованиям (в том числе среди юниорских команд), не могли не привести к общему кризису в легкой атлетике.

Конечно, в этой ситуации ждать от легкой атлетики таких результатов, которые были в прошлые годы, довольно сложно. Но на несколько золотых медалей, которые нам помогут в общекомандном зачете, мы можем рассчитывать.

— Под флагом России?

Сейчас прошли юношеские Олимпийские игры, где команда России, в том числе легкоатлеты, выступали под флагом России. Просто чемпионат мира проводит международная федерация, и она устанавливает правила. А насчет Олимпиады нет никаких сомнений в том, что легкоатлеты будут участвовать под флагом России, у меня нет.

— Евгения Медведева стала послом олимпийской команды России на Играх-2020 в Токио. Почему, на ваш взгляд, выбор был сделан в пользу Медведевой, а не звездной чемпионки Пхенчхана-2018, не менее популярной в Японии Алины Загитовой? Возможно, она тоже станет?

— С одной стороны, у нас много спортсменов, которые могут стать послами Олимпиады. С другой стороны, олимпийскую делегацию, согласно международной олимпийской хартии, формирует Национальный олимпийский комитет. Он определяет спортсмена, который несет флаг, послов Олимпиады, формирует состав делегации и так далее.

Полагаю, что Евгения Медведева – достойный кандидат. Медведева заслужила это право. Женя, несмотря на юный возраст, очень хорошо себя проявила в том числе в международных дипломатических отношениях, выступала в том числе на исполкоме Международного олимпийского комитета. Женя – очень разносторонняя, интересный человек. Уверен, для нее будет честью представлять нашу страну.

— Недавно в российском биатлоне был скандал с контрактами между СБР и спортсменами, который отказывался подписывать лидер мужской сборной Александр Логинов. Чиновники СБР говорили даже, что тот может пропустить сезон, если не подпишет соглашение. Насколько пристально в министерстве следили за происходящим? Готовы ли были выступить в качестве миротворца?

— Да. Но здесь не надо быть миротворцем, потому что у спортсменов контракты с центром подготовки сборных команды, поэтому важны трехсторонние юридические отношения между центром подготовки сборных, которые финансируют подготовку сборных по поручению Министерства спорта, спортсменом и федерацией. Сейчас совместно работают юристы, есть чисто юридические сложности, которые мы отрегулируем.

Но я считаю, что федерации должны такие вопросы считать не на страницах прессы, а внутри урегулировать отношения с лидерами и спортсменами. В рамках одного вида спорта недопустимо выяснять взаимоотношения с помощью адвокатов, юристов, прессы. Это не способствует развитию вида спорта, выступлению спортсменов на международных соревнованиях. Но мы включились в эту работу – работу в юридической плоскости, касающейся прав и обязанностей федерации и центра подготовки спортсменов.

— Насколько вероятны потери медалей Олимпиад после перепроверки данных московской антидопинговой лаборатории, которую делают эксперты WADA и насколько это может ударить по нашему спорту и ведущим спортсменам?

— Здесь мне сложно судить. Давайте дождемся перепроверки проб. И так спортсмены, легкоатлеты потеряли несколько медалей. Кстати, не только российские – например, и в борьбе многие иностранные спортсмены лишаются олимпийских медалей. К сожалению, процесс пересмотра результатов в целом в мире существует. И это вредит имиджу всего международного спорта.

— Целесообразно ли ужесточать антидопинговую работу?

— Это тема для отдельного и большого разговора, потому что с точки зрения структуры, законодательства, организационных вопросов в России сделано все. Более того, если смотреть на законодательство других стран, то, что делается, думаю, мы вообще лидеры в этой работе и можем быть примером для многих стран. Скоро будет антидопинговая конференция ЮНЕСКО, я буду выступать, говорить, что во многих странах, объективно, антидопинговая работа выстроена так, что она противоречит кодексу WADA, конвенции ЮНЕСКО. Многие вещи, может, не то чтобы противоречат, но не соответствуют высоким стандартам.

Второй вопрос – имеют ли место антидопинговые нарушения? Да, имеют. Мы с этим активно боремся. Но это проблема не России, а мирового спорта. Мы открыты в этой работе. Здесь, во-первых, надо уделять большое внимание образовательной работе на любом уровне и общей культуре, а во-вторых – неотвратимости наказания. Любой спортсмен должен понимать: если он выбрал такой путь достижения результатов, то в какой-то момент его настигнет расплата. Любой такой случай должен быть доведен до конца. А у нас есть все санкции – дисциплинарные, административные, уголовные – за такие нарушения.

— Россия ставит задачей укрепление здоровья нации, вовлечение граждан в физкультуру и спорт. Какие меры предлагаются, кроме строительства спортклубов? Например, поддерживает ли Минспорта идею налоговых вычетов работодателям за абонементы для работников на фитнес?

— Мы отвечаем за федеральный проект, являющийся частью нацпроекта «Демография», но все проекты взаимосвязаны. Мы сейчас вместе с другими министерствами, которые являются исполнителями по нацпроектам, будем учитывать в их задачах вопросы спорта: речь идет и о здравоохранении, и образования, и цифровизации, и других. Вместе с Минкомсвязи мы приступили к формированию цифровой платформы, которая позволит упростить многие наши процессы в области спорта и прямое взаимодействие с гражданами, которые занимаются или хотят заниматься спортом.

При этом один из наши целевых показателей – то, что 55% граждан должны заниматься спортом. Поэтому по поручению президента мы разрабатываем комплекс мер экономического стимулирования, которые будут касаться организаций различных секторов – предпринимателей, промышленности и т.п. Это и налоговые послабления, и другие меры, так как по показателям вовлеченности работники предприятий и пенсионеры – наименее вовлеченные в занятия спортом категории. Чтобы добиться 55%, нужно добиться роста вовлеченности именно среди этих категорий. И поэтому создаются спортивные общества, которым помогаем не только организационно, но и финансово. И предложение о налоговых вычетах за абонементы на фитнес – совместное предложение, с ним вышел Минфин, так как требуется корректировка Налогового кодекса.

Источник