Почему Загитова отказывается учить четверные прыжки

Олимпийская чемпионка Алина Загитова накануне заключительного этапа Гран-при по фигурному катанию в Японии дала большое интервью. В нем 17-летняя фигуристка рассказала, почему ей не даются четверные прыжки, как она сначала боялась Этери Тутберидзе, из-за чего впала в истерику в детстве, какой вопрос журналистов раздражает ее больше всего и какой совет она бы дала Александре Трусовой, Анне Щербаковой и Алене Косторной.

22 ноября в японском Саппоро стартует заключительный этап Гран-при по фигурному катанию, по итогам которого определятся все финалисты турнира. Крайне важными грядущие соревнования станут для Алины Загитовой.

В борьбе за золото ей предстоит столкнуться не только с японкой Рикой Кихирой, которая заявила в произвольной программе четверной сальхов и два тройных акселя, но и со своей соотечественницей Аленой Косторной, которая также владеет трикселями.

В преддверии прокатов олимпийская чемпионка Пхенчхана-2018 ответила на многие вопросы, который тревожат ее поклонников и любителей фигурного катания в целом.

Когда четверные?

«Четверные прыжки на данный момент для меня слишком опасны. Я должна подготовиться к этому физически и морально. Помимо прочего, у меня есть лишний вес: мне нужно сбросить примерно три килограмма, чтобы снизить риск получить травму.

Если я почувствую действительную необходимость в выполнении четверных прыжков, то буду тренировать их, хотя это сложно. Причем сразу скажу, что я не буду учить четверной сальхов или тулуп. Для меня это не самые легкие прыжки», — цитирует Загитову Olympic Channel.

О чрезмерном внимании

«Мне не нравится внимание. Избыточное! Я люблю спрятаться. Ну, не чтобы меня совсем не было видно или слышно, но необходима какая-то приватность.

На соревнованиях повышенного внимания не избежать, но в межсезонье еще можно себе это позволить», — приводит слова Загитовой Первый канал.

О знакомстве с Тутберидзе

«С Этери Георгиевной я в первый раз пообщалась в Йошкар-Оле, когда еще выступала за Ижевск.

Уже тогда я хотела к ней в группу. Я боялась к ней подходить, не скрою, но все-таки сфотографировалась с Этери Георгиевной около булочек ( смеется). Тогда для меня было самым главным сказать ей «Здравствуйте», просто сделать фото».

О разбитой мечте детства

«У меня в детстве был случай, когда я попросила автограф у кумира — не буду называть имени. Это была мечта всей жизни, но автограф мне не дали. Я так расстроилась, что у меня была истерика. Поэтому я никогда не отказываю фанатам в автографе или фото, потому что сама пережила такое разочарование».

Самый раздражающий вопрос

«После победы на Олимпиаде начали все время спрашивать, рада ли я, что победила на Играх. А как можно не радоваться такому большому событию, это же вершина всего спорта! При воспоминаниях об Олимпиаде у меня сразу мурашки появляются.

На Играх у меня не было мандража, потому что мы уже столько прокатов сделали на тренировках на предолимпийских сборах... до потери сознания занимались.

И мне хотелось в Пхенчхане все это показать. Я прямо шла на каждый прыжок, а не боялась — у-у-у... Было круто. И сейчас тоже круто».

Где хранит олимпийскую медаль

«Золото висит у меня на стенде прямо перед кроватью. Этот стенд мне подарили поклонники. На нем написано «Алина Загитова», изображены фигуристки... Это прикольно».

Самый сложный момент в карьере

«Постолимпийский сезон. Я вообще не понимала, что со мной происходит. Просто сидела и думала: «Что? Реально? Это происходит со мной?» На первом турнире в том сезоне я выступила хорошо, а потом у меня почему-то начался спад.

И я сама не очень тогда занималась. Мне, честно говоря, вообще не хотелось тренироваться. Но я как-то нашла мотивацию. В профессиональном спорте ты должен работать, как лошадь, — глаза закрыты шорами, ты идешь прямо к своей цели.

Были моменты, когда мне хотелось пойти погулять, еще чем-то заняться, но из-за этого ты не восстанавливаешься нормально, выходишь неподготовленным на тренировки и соревнования, и все скатывается.

Но сейчас я радуюсь жизни и довольна, что мне есть, чем заняться. Некоторые же просто сидят дома и не знают, что делать. А я знаю».

Почему не хотела ехать на победный ЧМ-2019

«В постолимпийский сезон я была в гонке за первым местом, и на меня это сильно давило. Соревнования до чемпионата мира получились провальными: там я суетилась, обращала внимание на суеверия. Но потом я поняла, что все идет от головы, и в суеверия я больше не верю.

Я не хотела ехать на чемпионат мира, потому что боялась опозорить Россию. Было чуть-чуть страшно, я ведь выступаю не просто за себя, а за страну.

Но фанаты начали писать: «Мы приедем специально поддержать тебя в Японию». Представляете, в Японию?

В итоге на чемпионате мира я отпустила ситуацию и поехала, чтобы выйти на лед. Не настраивала себя на суперпрокат или пьедестал и была просто очень спокойной».

О взрослении

«Взрослеть и сложно, и интересно. Сложно, потому что теряется юниорская координация. Я думала, что со мной такого никогда не случится, но это оказались такие детские мысли... Через это пришлось проходить — и это интересно».

Совет Трусовой, Щербаковой и Косторной

«Не сдаваться. Но они все это и так знают — мы с ними каждый день это обсуждаем».

Источник