Российские биатлонисты в текущем сезоне привезли лишь пять медалей после пяти этапов Кубка мира, причем последние награды были завоеваны еще в середине декабря. Рассказываем о том, почему отечественный биатлон продолжает переживать стагнацию и чем это грозит накануне грядущего чемпионата мира в Антхольце.

Забыть про медали, радоваться попаданию в топ-20

Прошедший в Рупольдинге пятый этап Кубка мира в очередной раз обделил российских биатлонистов местом на подиуме, оставив довольствоваться лишь участием в цветочной церемонии после мужской эстафеты. В остальном же сборная России — как мужская, так и женская (в особенности) — заставили болельщиков в очередной раз схватиться за голову от уровня выступления, который показывают биатлонисты в этом сезоне.

У россиян за все пять этапов КМ лишь пять наград — Матвей Елисеев привез бронзу в спринтерской гонке в Эстерсунде, Светлана Миронова в той же дисциплине также стала третьей, но уже в Хохфильцене, где с бронзовой наградой спринтерскую гонку завершил и Александр Логинов, он же завоевал серебро в гонке преследования, а еще одно второе место принесла Миронова в компании Кристины Резцовой, Ларисы Куклиной и Екатерины Юрловой-Перхт после женской эстафеты все в той же Австрии. На этом — все.

Выступление российских биатлонистов в текущем сезоне заставило тренеров и болельщиков не просто не надеяться на попадание в медали, а радоваться местам в топ-20.

Для сравнения — в сборных Франции и Норвегии искренне расстраиваются, когда по итогам личных гонок пьедестал не состоит полностью из биатлонистов из этих стран. Один из таких моментов произошел, кстати, как раз в Рупольдинге, когда в гонке преследования первое и второе места достались Мартену Фуркаду с Кентеном Фийоном Майе соответственно, а еще один француз Симон Детьё проиграл норвежцу Ветле Шоста Кристиансену какую-то 0,1 секунды и остался четвертым.

Отвратительная стрельба

Биатлон является весьма непредсказуемым видом спорта, ведь результат во многом зависит не только от бега, но и от точности на огневых рубежах. Уже старт сезона показал, что с этим элементом у россиян имеются последние проблемы. Десять промахов с пятью штрафными кругами в супермиксте в Эстерсунде, еще 13 промахов при одном штрафе в смешанной эстафете также в Швеции, еще под десятку промахов там же как в мужской эстафете, так и в женской… Те же неудачи случились и в Хохфильцене, и у Светланы Мироновой в Анси, ну а этап в Оберхофе и вовсе стал апогеем провальной стрельбой россиян — по итогам женской эстафеты в Германии было использовано аж 14 дополнительных патронов. Для сравнения — на том же уровне в этом показателе выступили биатлонистки из США, Китая, Эстонии, Казахстана…

Кстати, тогда же в день женской эстафеты в Оберхофе свои 65 лет отмечал Леонид Гурьев тренер женской сборной России по биатлону, отвечающий как раз за стрельбу в команде. По итогам той гонки Куклина даже поздравила наставника с юбилеем, отметив, что ценит того за вклад и обучение в том числе данному компоненту. Подарок в виде 14-ти промахов оказался, правда, явно не тем, которого ждал Гурьев.

Надо, конечно, отметить, что погодные условия в Оберхофе были крайне неблагоприятными: дожди, разбитая трасса, сильный ветер. Все это, очевидно, влияет и на результаты спортсменов.

Но в сборной России провальную стрельбу в на четвертом этапе Кубка мира, где помимо тотальной неудачи в женской эстафете еще и Миронова с Куклиной на двоих допустили 21 промах в масс-старте, сразу же объяснили неудачным выбором новых патронов. Именно в этом, по мнению того же Гурьева, оказывается, и кроется причина такого большого количества ошибок на огневых рубежах.

«Я сразу сказал, что с ними что-то не так, они ветер совсем не «держат». Но мы выбрали лучшее из того, что было, и вышли с этими патронами. Мы ждем результата, но это просто провал капитальный. Будем как-то выбираться из сложившейся ситуации. Когда проверяем патроны, ветровые показатели отсутствуют. Всегда объясняю на примере самолета, который весит 55 тонн. Он входит в облака на высоте, и его начинает трясти. А тут пуля весом 5–6 граммов», — сказал Гурьев.

После этого президент Союза биатлонистов России Владимир Драчев заявил, что ведомство вовсю занимается не просто поиском новых патронов, но и уже их изготовлением. По его словам, новая партия должна лучше держать ветер и быть надежнее в дождь и сильный мороз. В каком-то смысле эта идея нашла свое решение в Рупольдинге, но лишь отчасти. В эстафете женщины ушли с шестью промахами, мужчины — с пятью, в гонке преследования Юрлова-Перхт также «застрелилась» и с пятью незакрытыми мишенями финишировала только в пятом десятке, по четыре выстрела «в молоке» в мужском пасьюте сделали и Матвей Елисеев с Эдуардом Латыповым.

Однако в данном случае уже приходится говорить скорее не о качестве экипировки, а о мастерстве, ведь как в «лежке», так и в «стойке» у российских биатлонистов промахов ощутимо хватает.

То ли лыжи не едут, то ли мы

Но тот же этап в Рупольдинге показал, что причины провалов заключаются далеко не в неудачной стрельбе. По крайней мере, не главным образом. Пока что последний этап КМ стал очередным доказательством того, как медленно бегут российские биатлонисты. Куклина с Юрловой-Перхт в спринте отстрелялись точно, но все равно финишировали в конце четвертого десятка, проиграв практически две минуты лидеру. Даже если убрать за скобки победительницу той гонки Тириль Экхофф — а норвежка находится в прекрасной форме и показывает феноменальные результаты особенно по скорости бега, — то от тройки лидеров россиянки все равно остались в 1,5 минутах. Евгений Гараничев в пасьюте также промахов избежал, но в скорости сильно уступил даже несмотря на то, что вышел на старт уже с отставанием почти в две минуты. При чистой стрельбе стал крайне очевидным факт медленного хода у россиян.

В тренерском штабе сборной сразу же обратили внимание на то, что у команды попросту не хватает возможностей для подготовки лыж. Это коснулось и уже ставшей легендарной шлифт-машины. Так, старший тренер мужской сборной России Сергей Белозеров подчеркнул, что в штабе недостаточно людей — она же сервис-бригада, — занимающихся подготовкой лыж биатлонистам. По его словам, таковых в штабе всего лишь четверо.

«Количества лыж наверняка хватает, а сервис-бригаде очень тяжело работать вчетвером. Мы уже несколько раз этот вопрос проговаривали. У норвежцев, к примеру, работает 11 человек, у французов – восемь или девять. А у нас четверо, представляете. Они мне показывают экран часов каждый день, где видно, что они откатывают больше 50 км. Это очень тяжело! Мы заявку подавали на шесть человек и надеемся, что с января этот вопрос будет решен. Конечно, этого все равно будет мало по сравнению с другими лидерами. Фактически во многих сервис-бригадах люди работают точечно. Наша сервис-бригада работает на всех спортсменов. В других сборных есть закрепленные специалисты – один или два на спортсмена. Они работают с его лыжами. У нас пока работа построена по-другому», — говорит Белозерова.

То же касается и шлифт-машины. Такой аппарат у СБР отсутствует. И именно на его отсутствие тренеры сильно грешат. Однако, как утверждает Драчев, данная проблема уже решена. По его словам, ведомству удалось договориться с главой российской федерации лыжных гонок Еленой Вяльбе о предоставлении шлифт-машины отечественным биатлонистам, а обкатка лыж пройдет уже сразу после шестого этапа КМ в словенской Поклюке в рамках подготовки к чемпионату мира.

Корень проблем — в отсутствии дисциплины

Однако справедливое замечание по этому поводу сделала двукратная олимпийская чемпионка по биатлону, олимпийская чемпионка в лыжных гонках Анфиса Резцова. По ее мнению, разговоры неудачных партиях патронов и отсутствии шлиф-машины для подготовки лыж — лишь отговорки и попытки СБР с тренерским штабом сборной закрыть глаза на действительные проблемы в российском биатлоне.

«Большая часть сезона прошла, но каких-то выводов я не видела. Ни от тренера, ни от президента, ни от спортсменов, все нам что-то мешает. И лыжи у нас не едут, и шлифовальной машинки нет, и погода мешает – смешно, все же в равных условиях бегут.

Какие-то отговорки, но надеемся на лучшее всегда. У них бывают удачные гонки: где-то эстафету хорошо пробегут или что-то займут в спринте, но в целом сборная выступает слабо — что мужчины, что женщины. Времени до чемпионата мира осталось мало, и как они выкарабкаются – вопрос», — говорит Резцова.

Действительно, стоит обратить внимание на то, в каких условиях работают российские биатлонисты в сборной. А именно — на дисциплину. Точнее, ее отсутствие. Об этом говорил публично и сам Белозеров, отметивший, что далеко не все биатлонисты выполнили индивидуальную программу подготовки во время новогодних праздников. Из всех, как выяснилось, с ней справился только Евгений Гараничев.

«После этапа в Анси почти все ненадолго разъехались по домам, заверив, что найдут возможность делать работу там. Я сбросил ребятам планы – низкоинтинсивные циклические нагрузки большого объема. Как оказалось, не все смогли эту работу выполнить; исключение – разве что Гараничев. 3 января на сборе в Обертиллиахе я провел ступенчатый тест, чтобы оценить аэробную составляющую, и мне многое стало понятно. Сейчас мы видим результат этих недоделок», — говорил старший тренер сборной России.

Выходит, что биатлонистам дана программа, задания, план, а выполняет его только один Гараничев. Неясно, зачем тот же Елисеев накануне Нового года отправлялся в Гельзенкирхен для участия в Рождественской гонке. Апофеозом был неожиданный отъезд из расположения сборной лучшего российского биатлониста Александра Логинова.

По словам Белозерова, октябрьский сбор Логинов пропустил, отправившись домой к своей супруге, которая ждала ребенка. Однако проблема заключается не в том, что биатлонист уехал из расположения сборной, а в том, что об этом никто не знал. Ни Белозеров, ни СБР. Только личный тренер Логинова Александр Касперович. Это, кстати, тоже является большой проблемой в нынешней сборной России по биатлону: у каждого спортсмена имеется свой личный тренер, и только между ними прорабатывается определенная программа подготовки к гонкам, но не с тренерами сборной. Из-за этого возникают недопонимания, разногласия, что к высоким результатам привести не может по определению.

«Тренерский штаб не контролирует своих ведущих спортсменов, а в команде разлад и бардак. У них нет никакой дисциплины и ответственности», — возмущалась Анфиса Резцова.

Из-за отсутствия порядка и, главное, единства возникает и несовпадения в поставленных целях. Так, например, Логинов вместе с Касперовичем ставят себе задачу успешно выступить на определенном этапе, тогда как в тренерском штабе всей сборной относятся к этапам Кубка мира снисходительно, считая их тренировочными к чемпионату мира. Получается, что спортсмены за два с лишним месяца никак не могут выйти на должный уровень перед турниром, который длится чуть меньше трех недель. В таких обстоятельствах надеется на успех в Антхольце вряд ли приходится.

Источник