Хабиб Нурмагомедов вышел из себя и пнул чемпионский пояс Тони Фергюсона

Российский чемпион UFC в легком весе Хабиб Нурмагомедов пнул пояс своего будущего соперника Тони Фергюсона на дуэли взглядов. Американец требовал, чтобы Орел положил свою награду на пол, что вывело его из себя. До этого на пресс-конференции Хабиб объяснил, почему считает Тони «тупым парнем», поднял вопрос его национальности, настаивая, чтобы тот перестал изображать из себя мексиканца, заверил, что в уличной драке просто «сожрал» бы Фергюсона, и рассказал о своих условиях на поединок с боксером Флойдом Мейвезером.

Первая пресс-конференция в преддверии поединка Хабиба Нурмагомедова и Тони Фергюсона, который состоится 18 апреля на UFC 249 в Нью-Йорке, позволила сделать весьма любопытный вывод.

Хабиб все больше отходит от модели молчаливого дагестанского бойца, который ставит во главу угла сдержанность, отказ привлекать к себе внимание за счет эпатажа и показательное уважение к сопернику при любых обстоятельствах.

Теперь Орел стал звездой UFC во всех смыслах — он может дать жару на пресс-конференции, начав обсуждать национальность оппонента, приправить все это трештоком о том, какой соперник «тупой» и как бы он уничтожил его в уличной драке,

мимоходом порассуждать о том, на каких условиях готов согласиться на кассовый бой с самым хайповым боксером мира прямо сейчас Флойдом Мейвезером, а напоследок пнуть пояс своего будущего противника по октагону.

Казалось, что даже на пресс-конференциях с Конором Макгрегором, с которым у Хабиба была настоящая ненависть и принципиальное противостояние, россиянин прилагал больше усилий, чтобы держать себя в руках, чем на этой очной встрече с Фергюсоном.

Эту разницу в манере поведения можно объяснить тем, что видимое спокойствие было эффективным противоядием от психологического давления Конора и морально убивало его. Бесплодные попытки спровоцировать Орла, излучавшего уверенность, лишь показывали бессилие ирландца взять верх даже в своем коронном деле.

Фергюсон же, судя по всему, не вызывает у Хабиба столь ярких эмоций, и он не видит смысла тратить силы на изображение бесчувственной глыбы — лучше сделать классическое шоу UFC с провокационными фразами и громкими обещаниями уничтожить соперника.

Тот факт, что Орел уже давно не стесняется открыто выражать свои эмоции на публике, не подвергается сомнению, — знаменитый прыжок из октагона к команде Макгрегора послужил для Нурмагомедова своеобразным Рубиконом.

И привычно скромный внешний вид на пресс-конференции — россиянин явился в обычной темной водолазке — не должен вводить в заблуждение зрителей.

Что касается Фергюсона, то тут ничего нового болельщики не узнали: боец, которого периодически подозревают в сумасшествии (супруга писала на него заявление полицию, опасаясь за свою безопасность, и пыталась уговорить сходить к психиатру), заводил публику громкими криками в микрофон, перебивал Хабиба во время ответа матами — в общем, тоже делал шоу, но в привычной для себя манере.

Кроме того, всю пресс-конференцию он просидел в солнцезащитных очках и с бейсбольным мячом в руке (явно какой-то символ, который никто понял).

Мероприятие началось со стандартных вопросов про настрой на поединок и подготовку к нему. Фергюсон отвечал первым:

«Вокруг этого поединка — огромный хайп. Видите мой пояс? Он настоящий (Тони принес с собой пояс временного чемпиона UFC). Пришло время шоу!

Этот бой для меня — первый спарринг за долгое время. Для меня он просто спарринг-партнер. Хабиб, тебе лучше не сниматься с этого поединка, пора драться (до этого поединок Нурмагомедова и Фергюсона срывался уже четыре раза по причине их травм).

У Хабиба спросили, насколько Тони подходящий соперник для того, чтобы отправить поединок с ним в копилку своего наследия в мире спорта. Стоило Орлу только начать говорить, как американец тут же перебил его: «К черту твое наследие!».

Однако Хабиб сдержался и продолжил:

«Тони заслужил этот бой, для меня встреча с ним — реальный вызов. Я уважаю то, что он способен сделать в октагоне. Как боец он очень хорош, но, знаете, почему люди не любят его? Потому что он тупой

(в зале раздается смех). Никто не понимает его («Я очень образованный!» — кричит Тони). Поэтому никто не любит его. Он как будто не в себе. И я лично его не понимаю.

Но я люблю вызовы: Конор, Дастин Порье — все мои бои... Когда я думал о своем наследии в этом дивизионе UFC, то понимал, что должен подраться с Фергюсоном. Если я хочу стать самым великим легковесом в истории, то мне нужно побеждать Тони. Я верю в себя и в свои навыки.

Единственное, что меня расстраивает, — это тот факт, что мой соперник немного стар. Ему то ли 36, то ли 37 лет. Когда одержу победу над Тони, люди начнут говорить, что я одолел старика.

Когда я просто размажу его, зрители все равно вспомнят про то, что он уже далеко не молод».

Этот панч буквально вывел Фергюсона из себя, который начал параллельно с Хабибом кричать в микрофон. Американец недоумевал, с чего он взял, что 36 лет — это внушительный возраст для легкого дивизиона, и заявлял, что делать выводы об этом можно будет только после поединка. Орел в ответ улыбнулся и подвел краткий итог всему эпизоду: «Тупой парень».

В ответ на это Тони начал разогревать атмосферу прямыми обращениями к Хабибу:

«Ты любишь побеждать бойцов, которые занимались борьбой только в старшей школе? Я тебя размажу, ты даже не сможешь выйти из клетки.

Я покажу уличный стиль — мексиканский. Ставлю свое сомбреро против твоей папахи, что уделаю тебя. Хабиб никогда не участвовал в уличных драках, он бился лишь с теми, кого можно считать школьниками».

«Эй, солнцезащитные очки! — издевательски окрикнул его Нурмагомедов. — Ты не мексиканец, а американец. В США запрещено драться на улицах. Когда ты дрался там в последний раз? Ты Тони, ты Фергюсон, это не мексиканские имя и фамилия, никакой ты не мексиканец! Ты из Калифорнии.

И ты понятия не имеешь о тех местах, откуда я... Если мы встретимся на улице, я тебя сожру».

Тони попытался снова вывести оппонента из себя и заявил, что вообще не готовится к стилю Хабиба и не изучает его сильные стороны.

«Ты лжец! Ты лжец! Серьезно говоришь, будто не обращаешь внимания на мои навыки? — завелся Орел. — Взбешен ли я? Конечно, ведь я вижу, что ты врешь».

Были на пресс-конференции и более приятные моменты для Хабиба. В частности, ему задали вопрос о возможном бое с непобежденным боксером Флойдом Мейвезером, который ранее заявил, что готов согласиться на этот поединок, если ему пообещают в качестве гонорара $600 млн.

«Даже не знаю, кто может дать ему такую сумму. Точно не я. Как я уже говорил, соглашусь провести с ним 11 раундов по правилам бокса и один — по правилам ММА... Флойд и я — известные люди в мире спорта, мы сможем сделать кассу, но мои условия остаются прежними», — отрезал Хабиб.

Тони и тут вмешался, заявив, что Орел не владеет ударной техникой в той степени, чтобы выходить на ринг, и предложил свою кандидатуру для боя с Мейвезером, для пущей внушительности вскочив с места: «Я тот, кто вам нужен... Я убийца!»

Под подобные перепалки и завершилась пресс-конференция, после чего настала пора дуэли взглядов. Фергюсон начал занимать странные позы, словно собирался прямо сейчас кинуться вперед и провести тейкдаун. Хабиб глядел на это и смеялся, а публика скандировала его имя.

Тем временем Тони положил свой пояс на пол — видимо, это снова был какой-то символ, — но Хабиб не последовал его примеру и продолжил держать свой на плече. Американец начал требовать, чтобы он тоже оставил свою награду на полу, Орел ответил.

В итоге вместо того, чтобы позировать, сжимая руки в кулаки, соперники активно переругивались всю фотосессию.

После очередной порции оскорбления от американца Хабиб пнул его награду так, что она отлетела в сторону и перевернулась. Публика встретила это громким ревом.

В ответ Тони не стал кидаться на оппонента, а неожиданно поклонился ему, сложив руки в мольбе, и послал воздушный поцелуйчик.

Источник