Гэтжи заменит Нурмагомедова в бою с Фергюсоном на UFC 249

UFC 249 без Хабиба Нурмагомедова станет первым крупным турниром, который состоится во время эпидемии коронавируса. 

В главном бою вечера встретятся Тони Фергюсон и Джастин Гэтжи. Мы — о том, зачем вообще нужно было спасать этот ивент.

Хабиб не виноват

Главный вопрос, беспокоивший фанатов последнюю неделю, UFC снял. Нурмагомедов не «слился» с боя, как предполагали многие. Было много разговоров, что чемпион намеренно покинул США и полетел сначала в ОАЭ, а потом в Дагестан, якобы ради последующей невозможности вернуться за океан. Это не так. Президент промоушена Дана Уайт подтвердил, что в сложившейся ситуации Хабиба виноваты все. То есть он не сам решил лететь в Абу-Даби, а основания и указания для этого действительно были.

«Все понимали, что бой Хабиба и Тони сорвался. Можно десять минут пересказывать последовательность событий, из-за которых все сорвалось. Но реальность такова, что тут нет ничьей вины. Каждый новый день законы менялись, местности закрывались. Многие считали, что нам невозможно будет провести турнир. Мой настрой при любых обстоятельствах такой, что нет ничего невозможного. Когда есть воля, найдется и способ.

Но Хабиб не виноват, он застрял в России. Это абсолютный провал. Мы тут все облажались. В этом некого винить. Что есть, то есть», — сказал он.

У Нурмагомедова, справедливости ради, была теоретическая возможность полететь туда, куда скажет UFC. Проблема в том, что вплоть до вчерашнего дня ни у одного из бойцов, судя по их словам, не было понимания, где пройдет турнир. Хабиб мог вылететь за неделю до ивента, но, учитывая акклиматизацию и сгонку веса, к бою он подошел бы далеко от идеального состояния. Если бы вообще смог, поскольку в процессе весогонки организм бойца чрезвычайно уязвим и подвержен влиянию внешних раздражителей. В лучшем случае спортсменам на все эти обстоятельства требуется как минимум несколько недель.

Иначе говоря, шансов на то, что Нурмагомедов был бы готов к поединку, просто не оставалось. В этой ситуации обвинения в трусости неуместны. И, как признал Уайт, вина промоушена в этом тоже есть.

Кто будет драться?

Беря в расчете все неблагополучно складывающиеся факторы, UFC умудрился собрать довольно мощный кард. Помимо Тони Фергюсона и Джастина Гэтжи, которые встретятся в бою за временный титул в легком весе, матч-реванш проведут Джессика Андраде и Роуз Намаюнас, ожидается возвращение Фрэнсиса Нганну в поединке с Жаирзиньо Розенструйком, а также встреча топовых полулегковесов Келвина Каттара и Джереми Стивенса. Всего же заявлено 11 боев.

Тем не менее основное внимание, разумеется, уделено участникам главного события ивента. У Фергюсона будет преимущество в виде длительного тренировочного лагеря и психологической готовности. Но Гэтжи, несмотря на популярное мнение, далеко не подарок. За последнее время он зарекомендовал себя как опасный соперник, способный после двух поражений подряд вернуться с тремя победами. Все шесть боев, которые американец провел под эгидой UFC, непременно получали бонус. Он невероятно зрелищный боец, способный устроить то, что так любят зрители — рубку с обильным кровопролитием.

Для Тони это может стать сложностью, поскольку он хоть и сам приверженец такого стиля, но готовился к классическому борцу Хабибу. То, что будет интересно, не вызывает сомнений. И Гэтжи — лучший вариант на сегодняшний момент.

Победитель поединка в будущем встретится с Нурмагомедовым, поскольку Хабиба никто титула не лишал. Это должно произойти, как уверил Уайт, ориентировочно в сентябре 2020 года. Таким образом, планы промоушена по реваншу Орла с Конором Макгрегором откладываются на неопределенный срок. Здесь все просто: изначально с победителем боя Хабиб-Фергюсон должен был встретиться ирландец, теперь Нурмагомедов если и подерется с Конором, то минимум через один поединок. Нельзя забывать, что кто-либо из троицы Хабиб-Тони-Гэтжи может затребовать реванш, тем самым продлив ожидание Макгрегора.

Сейчас надо признать, что Печально Известный не входит в список ближайших интересов UFC. А Гэтжи может стать тем человеком, который не только лишит смысла долгожданный бой Нурмагомедова и Фергюсона, но и отбросит Конора еще дальше.

Где будет турнир?

Уайт, как и обещал, раскрыл все карты. UFC увезет турнир на частный остров. Какой именно — пока неизвестно, однако это связано с тем, что в США не нашлось безумцев, согласившихся принять ивент. Сделать предположение о точной локации нельзя, поскольку Штаты окружают более 80-ти принадлежащих им островов, включая неинкорпорированные территории. А островов, предназначенных для частного использования, и того в разы больше. Но, очевидно, что это будет не север.

«Сейчас там создается вся необходимая инфраструктура. Там смогут участвовать в турнирах бойцы из всех стран.

Поскольку я не могу собрать всех иностранных бойцов в США, то у меня будет частный остров. Остров боев.

Фанатов не будет. Все будут предварительно протестированы, потом снова протестированы, потом снова, опять и опять. Мы убедимся, что все бойцы здоровы, как и представители спортивной комиссии, судьи, рефери, съемочная команда. Все должны быть в безопасности до, во время и после турнира», — уточнил Уайт.

Для мира смешанных единоборств это уникальная ситуация. Еще более значимая и интересная, чем если бы UFC согласился перенести ивент в Белоруссию. Изначально не удалось сделать турнир в Бруклине, затем в Лас-Вегасе. Одним из последних вариантов была Флорида, но и это не сработало. И, по всей видимости, плохо, что Штаты рассматривались до последнего момента. Режим общенациональной чрезвычайной ситуации там, к слову, это совсем не то, что в других государствах. Некоторые губернаторы в буквальном смысле посадили жителей под замок, запрещая выходить из дома.

Но есть и штаты, по которым крепко ударили финансовые потери, потому во Флориде, к примеру, открыли пляжи (колоссальные туристические доходы) и разрешили некоторые спортивные мероприятия — в Орландо на днях состоялся крупнейший турнир WrestleMania36.

Можно только предполагать, что было бы, назови UFC локацию Хабибу раньше, чем за неделю. Со Штатами произошла накладка, как и с Абу-Даби, но этого никто спрогнозировать не мог. Большое чудо, что промоушен вообще сумел найти место наперекор всему. Но, разумеется, последствий никто не отменял.

Коронавирус ни при чем

У «чуда», которое UFC преподнес, есть и обратная сторона. Главный вопрос — какой смысл вообще было спасать ивент, если на нем не будет Нурмагомедова? Соответственно, какой смысл рисковать здоровьем других бойцов, игнорировать пандемию и, кроме всего, не слишком уважительно относиться к другим видам спорта, приостановившим свои соревнования. Ассоциация врачей у ринга (ARP) уже публично призвала не проводить турниры по ММА, включая UFC 249.

Но Уайту это безразлично, поскольку он презирает COVID-19 и считает его всемирным психозом.

На деле же все гораздо прозаичнее, чем важность организовать знаковый бой Хабиба и Фергюсона, срывавшийся до это четырежды. UFC — это огромный бизнес, который не просто теряет деньги из-за отмены турниров, но и, что важнее, упускает возможность заработать еще больше. Когда в мире нет никакого спорта, успешный ивент озолотит промоушен так, как ни один другой в нормальной обстановке. Зрители для лиги практически ничего не значат и приносят мизерные доходы на фоне всех остальных позиций, главное — платные трансляции.

Можно представить, какой спрос на них будет у изголодавшегося по спорту зрителя. И Уайт, будучи прекрасным менеджером и бизнесменом, никак не мог отпустить эту птицу счастья, оттого и боролся до последнего за UFC 249.

Впрочем, обвинений в кощунстве промоушену не избежать. Количество заболевших по всему миру превысило 1,3 млн человек, с каждым днем растет число погибших. В MMA тоже есть представители, либо сами заразившиеся, либо их родственники. Но надо понимать, что согласившимся драться на острове тоже надо кормить свои семьи, поэтому их желание поучаствовать в грандиозном мероприятии оправдано. Если же случится так, что кто-то на «острове боев» заболеет, то вот здесь UFC придется серьезно отвечать, однако там эту ответственность понимают и принимают. Уайт сделал свой выбор, который не имеет ничего общего с пандемией. Но несогласных будет достаточно. Разница в том, что у них нет денег, чтобы запретить UFC арендовать остров и делать там турниры.

Источник