Голиков объяснил ситуацию с зарплатами в СБР

Исполнительный директор Союза биатлонистов России (СБР) Сергей Голиков объяснил, почему организация уже с осени 2019 года не выплачивает многим сотрудникам зарплату, включая главного тренера сборной Анатолия Хованцева. Как оказалось, долг СБР перед Международным союзом биатлонистов (IBU) увеличился почти до 1 млн евро, из-за чего большая часть средств уходит на его погашение, однако финансовые претензии IBU постоянно растут.

СБР не платит некоторым сотрудникам с осени

Руководство Союза биатлонистов России (СБР) задумало серьезные кадровые перестановки и изменения в подготовке национальной сборной накануне двух последних сезонов в преддверии зимних Олимпийских игр — 2022 в Пекине.

Однако, пока звучат амбициозные предложения о совместных сборах мужчин и женщин и полном упразднении должности главного тренера, начинают вскрываться серьезные проблемы в работе организации, которая и до этого не казалась образцом стабильности.

В частности, действующий главный тренер сборной России Анатолий Хованцев, который с вероятностью 99% скоро потеряет свою работу (по информации, его должен заменить Валерий Польховский) заявил, что зарплата от СБР не поступает ему уже с ноября.

«Так что мне не совсем понятно, как они сейчас собираются платить иностранным специалистам, которых хотят пригласить», — говорил Хованцев.

Президент СБР Владимир Драчев на вопросы об этом отвечал туманно.

«Хованцев сказал, что с ноября не получал зарплату? Я не видел — интернеты особо не читаю. И так хватает. Так что насчет этого не знаю, Хованцев мне ничего не говорил. Узнаю. Мы-то там, в СБР, тоже денег не получаем», — цитировал функционера «СЭ».

Более подробно разъяснил ситуацию исполнительный директор Союза биатлонистов России Сергей Голиков, через руки которого проходят все финансовые документы организации и который в апреле начал открыто выступать против Драчева, обвинив того в растрате средств федерации.

Сейчас Голиков уже временно отстранен от своей должности и, скорее всего, покинет СБР вместе с Хованцевым, но пока что он в курсе текущих дел федерации и подтвердил информацию о том, что главный тренер не получал начисления от СБР с прошлого года. Кроме того, Голиков заявил, что деньги от Союза не поступают и другим людям.

«СБР с ноября или декабря, не помню точно, не выплачивал зарплату Хованцеву. И не только Хованцеву, кстати, а еще довольно большой группе сотрудников.

Да, какую-то часть денег работники получают от Центра спортивной подготовки сборных команд России (ЦСП), однако СБР заключает с тренерским штабом, врачами, сервисменами и так далее контракт сроком на год, где прописывается надбавка, которую они получают ежемесячно. То есть это уже не деньги ЦСП. Но теперь люди просто перестали получать эту надбавку, потому что у СБР денег нет», — цитирует Голикова РИА «Новости».

Также опальный директор заявил, что организация якобы уже два года перебивается «с хлеба на воду», а

осенью 2019-го денег стало совсем не хватать, из-за чего надбавки от СБР начали получать только те, у кого очень низкая ставка в ЦСП, либо ее вообще нет.

«Приходилось выбирать, кому платить деньги, по принципу социальной справедливости», — признался Голиков.

Почему так мало денег?

В чем же причина того, что бюджет федерации оказался настолько меньше ее ожиданий? Функционер объяснил это тем, что большая часть средств уходит на погашение долга перед Международным союзом биатлонистов (IBU).

Напомним, задолженность начала появляться после того, как в декабре 2017 года IBU принял решение временно ограничить СБР в правах за многочисленные допинговые нарушения. В частности, тогда Международный олимпийский комитет (МОК) посчитал, что в махинациях с запрещенными препаратами были замешаны Ольга Зайцева, Яна Романова и Ольга Вилухина. За это девушек лишили серебра в эстафетной гонке Сочи-2014, а Вилухина потеряла и индивидуальную серебряную медаль олимпийского спринта.

IBU принял во внимание решение МОК и на время лишил Союз биатлонистов России полноценного статуса: с тех пор россияне не могут проводить на своей территории соревнования под эгидой IBU и продвигать представителей на какие-либо посты в этой организации.

Также Международный союз постановил, что СБР должен взять на себя все расходы:

1) по возвращению призовых, которые получили в свое время россияне, дисквалифицированные задним числом, 2) по организации новых церемоний награждения, где будут перераспределены медали 3) по всем расследованиям IBU в отношении россиян, 4) по дополнительным тестированиям российских биатлонистов во внесоревновательный период.

Уже два с половиной года СБР не может добиться восстановления в правах (пока что выполнены шесть критериев из 12-ти), а долг в это время постоянно растет.

Изначально говорилось о 60 тысячах евро, а затем цифра доросла до 700 тысяч. К октябрю СБР удалось погасить 550 тысяч, однако на заседании конгресса IBU было объявлено, что к оставшимся 150-ти надо прибавить еще около 170 тысяч.

Причина — новые допинговые расследования в отношении Евгения Устюгова и Светланы Слепцовой, которых обвинили в употреблении запрещенных веществ, из-за чего Устюгов может лишиться золотой медали Олимпиады-2014 в эстафете. Предполагается, что СБР должен вернуть их призовые и компенсировать все расходы на расследование. При этом спортсмены еще собираются бороться в суде за свои медали, однако деньги от российской стороны уже потребовали.

«С каждым приездом этой комиссии наши долги только увеличиваются. Теперь мы должны еще €356 тысяч, причем не очень понятно, по каким причинам. По этой причине я бы хотел много вопросов адресовать руководству IBU.

Скоро в общей сложности мы должны будем уже за 1 млн евр. Такое ощущение, что мы выбраны федерацией, которая должна постоянно что-то оплачивать, а что — большой вопрос», — цитировал Драчева.

Этим же объясняется и возникшая задолженность СБР по зарплатам, как рассказал Голиков.

«На момент составления бюджета финансовые претензии IBU составляли, если я правильно помню, 200 или 300 тысяч евро. Соответственно, планировалось, что в конце 2019-го этот долг будет закрыт, и с Нового года мы начнем более или менее нормальную жизнь. Но за это время финансовые претензии IBU увеличились почти до 1 млн евро, и на сегодняшний день долг составляет порядка 350 тысяч евро.

Таким образом, у нас выпало из бюджета порядка 400 тысяч евро, это почти 30 млн рублей. Вот основная причина того, что мы перестали платить и Хованцеву, и другим. Президент и члены правления должны были еще прошлой осенью, когда проблемы стали понятны, изыскать дополнительные источники дохода. Видимо, никто не нашел. Вот так и получилось», — заявил Голиков.

Источник