Спортивный арбитражный суд (CAS) сократил срок дисквалификации российской теннисистки Марии Шараповой на девять месяцев, аргументировав свое решение тем, что спортсменка, применявшая запрещенный препарат мельдоний, не совершила значительной ошибки. На корт Мария сможет выйти уже 26 апреля 2017 года. «Лента.ру» рассуждает о последствиях дела и его влиянии на психологическое состояние 29-летней теннисистки.

Долгожданная амнистия

Вердикта Спортивного арбитражного суда Мария Шарапова дожидалась почти четыре месяца: 8 июня Международная федерация тенниса (ITF) отстранила ее на два года за употребление мельдония, а на следующий день спортсменка подала апелляцию. 4 октября CAS постановил сократить срок дисквалификации на девять месяцев и позволил теннисистке вернуться на корт уже 26 апреля 2017 года, а не в январе 2018 года, как предполагала ITF. Спустя неделю после своего 30-летнего юбилея Шарапова вновь сможет принять участие в турнирах с сильнейшими теннисистками мира. Лучше подарка не придумаешь.

Суд пояснил, что Шарапова не совершила значительной ошибки, поэтому наказания в виде пятнадцати месяцев без тенниса будет достаточно. Ранее ITF постановила считать датой начала дисквалификации 26 января 2016 года. То есть большая часть срока уже миновала.

Сама Мария на своей персональной странице в Facebook написала пост, рассказав о тяжелейших днях, которые ей пришлось пережить. «Теперь же настало счастливое время, когда я узнала о том, что вернусь в большой теннис в апреле. Теннис — это моя страсть, и я считаю дни, до того момента как смогу вновь выйти на корт», — призналась теннисистка.

Мельдониевые войны

Эта история началась 7 марта, когда спортсменка на специально созванной пресс-конференции заявила, что принимала препарат милдронат в течение десяти лет. О том, что второе название этого препарата — мельдоний, Шарапова не знала. Это вещество с 1 января 2016 года входит в список средств, запрещенных к применению Всемирным антидопинговым агентством (WADA). И ITF надолго дисквалифицировала Марию.

Дело Шараповой усложнилось после выступления ее адвоката Джона Хэггерти. «Из решения CAS ясно, что утверждения ITF о том, что Марию пять раз предупреждали об изменении правил относительно мельдония, являются ложью», — цитирует Хэггерти «Р-Спорт». Отрицать то, что Шарапова должна была следить за обновлением списка WADA, некорректно. Однако свою ошибку она признала еще 7 марта.Теперь же, как следует из заявления Хэггерти, ITF не посчитала нужным уведомлять одну из сильнейших теннисисток мира о том, что с 1 января мельдоний запрещен к применению. Более того, по словам адвоката, организация не разобралась во всех подробностях дела и поэтому вынесла ошибочное решение. И если Мария признала свою ошибку, то теперь мы вправе ожидать того же от ITF.

Теннисистка считает, что произошедшее с ней должно заставить ITF и антидопинговые органы сделать определенные выводы. Вторит ей и ее адвокат, считающий необходимым изменить процедуру вынесения обвинений со стороны Международной федерации тенниса.